Loading...
Департамент культуры города Москвы

Дорогие друзья! До окончания выставки осталось несколько дней. 

На открытии выставки в декабре сотрудники музея-заповедника «Царицыно» провели эксперимент: устроили первый в истории своего музея онлайн-вернисаж. Тысячи зрителей тогда следили за открытием. Сейчас организаторы решили, что финисаж тоже должен сопровождать онлайн-формат, чтобы его могли увидеть и жители других городов.

Присоединиться к трансляции можно будет 27 июня в 15:00 по московскому времени. Онлайн-трансляция будет проходить на страницах музея в четырех социальных сетях: Facebook, Инстаграм, Вконтакте и Одноклассниках.

Обратите внимание! Записи финисажа не будет, только прямой эфир.

В последние выходные выставки пройдет три экскурсии от разных кураторов. Ссылки на регистрацию можно найти ниже в разделе «Кураторские экскурсии».

Кураторские экскурсии

27 июня, 12:00. Прогулка по выставке «Керамика. Парадоксы» с искусствоведом и куратором Викторией Петуховой.

26 июня, 12:00. Прогулка по выставке «Керамика. Парадоксы» с художником-керамистом и куратором Татьяной Пунанс.

25 июня, 12:00. Прогулка по выставке «Керамика. Парадоксы» с куратором и культурологом Юлией Киселевой.

29 мая, 16:00. Прогулка по выставке с художниками Еленой Скворцовой и Михаилом Соболевым.

16 мая, 13:00. Экскурсия по мастерской художника Татьяны Бригадировой.

24 апреля, 14:00. «Ceramic talk: жена, мать, художник».

17 апреля, 13:00. Мастер-класс художницы Дарьи Орочко «Весенняя керамическая сырная доска».

10 апреля, 13:00. Прогулка по выставке с художником Анастасией Чариной.

3 апреля, 15:30. Прогулка по выставке с художником Наталией Хлебцевич.

27 марта, 14:00. Прогулка по выставке с художником Валерием Кузнецовым.

13 марта, 13:00. Прогулка по выставке с искусствоведом и куратором Викторией Петуховой.

27 февраля, 15:30. Прогулка по выставке с художником-керамистом Мариной Степановой-Ланской.

22 февраля, 12:00. Прогулка по выставке с культурологом и куратором Юлией Киселевой.

21 февраля, 13:00. Прогулка по выставке с художником-керамистом и куратором Татьяной Пунанс.

Экскурсии по выставке

На выставке проводятся экскурсии для групп индивидуальных посетителей до 5 человек, до 14 человек и до 20 человек.

Экскурсия проводится при наличии входного билета в музей для каждого посетителя и экскурсионной путевки.

Экскурсия проводится со среды по воскресенье с 20.02.2021г.

Продолжительность: 45 минут

Подробности представлены по ссылке.

Для покупки билета выберите дату по ссылке.

(Название экскурсий: 104Б. Экскурсия по залам Большого дворца с посещением одной из постоянных экспозиций. Без учета входной платы 6+)

Прогулки по выставке для детей от 3 до 6 лет

Прогулки по музею с малышами – это игровые экскурсии для самых маленьких посетителей от 3 до 6 лет по временным и постоянным выставкам музея «Царицыно». С ними мы обсудим серьезные искусствоведческие темы, услышим легенды о сотворения мира из глины, познакомимся с шедеврами Михаила Врубеля, Пабло Пикассо, Фернана Леже и соберем портрет вечной и модной Керамики.

Подробности представлены по ссылке.

«Не просто керамика» для детей от 7 до 12 лет

Программа состоит из двух частей: сначала дети вместе с ведущими знакомятся с выставкой, а в творческой части создают собственные арт-объекты с использованием фрагментов керамики, пластилина и красок.

Стоимость для одного посетителя: 350 руб.
Продолжительность: 90 минут
Запись по телефону: +7 (495) 322 44 33 (доб. 1141)

Узнать расписание детских программ и приобрести билет можно по ссылке.

Программа рекомендована для семейных групп в любом составе (возраст 7+).
Билет приобретается на каждого участника программы.

Встреча участников в Подземном вестибюле Большого дворца возле стойки администратора экскурсионного отдела (вход в Большой дворец через стеклянный павильон).

Параллельная выставка «Поверхности»

Шестая ежегодная выставка художников-керамистов «Поверхности» проводится в рамках параллельной программы проекта «Керамика. Парадоксы». В экспозиции – более ста керамических пластов, созданных 57 художниками из разных городов России.

Выставка керамических пластов открыта с 04 по 16 мая в Казаковском зале Большого дворца.

Подробности представлены по ссылке.

Выставка «Керамика. Парадоксы», рассказывающая об отечественной и зарубежной художественной керамике XX — начала XXI века, стала продолжением проекта «Год керамики в „Царицыне“», с успехом прошедшего в 2019 году. На ней представлено более 150 произведений из российских музеев и частных собраний. Это работы Фернана Леже, Пабло Пикассо, Михаила Врубеля, Константина Сомова, Александра Задорина, Владимира Цивина, Михаила Копылкова, Елены Хлендовска, Анастасии Чариной, Елены Скворцовой, Василия Шлычкова, Екатерины Сухаревой и других художников.

Кураторы экспозиции определили свою тему для каждого из десяти залов. Может ли керамика считаться высоким искусством? Можно ли языком керамики говорить на «вечные темы»? Может ли быть керамика остросоциальной? Есть ли преемственность в стилистике между советской и современной российской керамикой? Зачем нужна керамика в доме? Ваза — для цветов или цветы — для вазы? Все эти вопросы авторы предлагают обсудить вместе с посетителями, в том числе и в рамках обширной программы, которая будет проводиться параллельно с выставкой.

Зал 1. Мифы

Первый выставочный зал посвящён легенде о сотворении человека из глины. Удивительно, но мотив этот встречается в мифах разных народов, культуры которых значительно отстоят друг от друга во времени и пространстве, — в Вавилоне, Египте, Африке, Греции, Японии, у мезоамериканских и мордовских племён.

В наши дни режиссёр Андрей Сильвестров, вдохновившись этой древней темой, создал инсталляцию-ораторию «Глина» на музыку Ираиды Юсуповой. Послушать её и посмотреть в записи можно прямо в пространстве экспозиции.

Андрей Сильверстов, видео-художник: «Во многих мифах – шумерских, египетских, африканских, китайских, новозеландских и многие других – боги создали человека из глины. У каждого из них были свои причины. Одни создавали человека как раба, чтобы он работал, пока боги пируют, другие боролись с тоской и одиночеством и создавали человека как партнёра, третьи устанавливали в мире порядок, делая людей из разной глины, чтобы раставить их по сословиям. Некоторые создавали сначала мужчину, другие — сразу целые народы, а весельчак Тане из Новой Зеландии слепил из глины себе подружку, чтобы вдохнув в нее жизнь, вместе с ней породить человечество. Эти истории легли в основу оперы Ираиды Юсуповой «Глина», созданной специально для выставки «Керамика. Парадоксы» в музее-заповеднике «Царицыно». По сюжету оперы древние боги создают человека, но человек забывает их — и боги погибают в огне. Но в финальном хоре, человечество поет: «В нашем сердце горит ваш огонь!»

 

Зал 2. Керамика — повсюду

Мы встречаем керамику повсюду. Хотим мы или нет, предметы из керамики постоянно сопровождают нас с древних времен. За тысячелетия развития цивилизации люди не смогли найти замены первоматериалу, рожденному из земли, воды и огня. Проснувшись утром, мы поднимаемся и идем по керамическому полу в ванную комнату, умываемся над фаянсовой раковиной. Потом мы пьем кофе из фарфоровой чашки, в то время как на руке у нас тикают часы в керамическом корпусе. Выходя из дома, щелкаем выключателем с фарфоровым изолятором и заводим автомобиль, свечи которого — тоже из керамики. Мы едем по улицам, мимо домов, украшенных декоративными панно; а вдоль дороги мелькают пешеходы, цокая каблуками по клинкерному кирпичу. Тысячи окружающих нас вещей: глиняная ваза, фаянсовая сантехника, керамическая черепица, фарфоровая статуэтка, даже зубные протезы — все это КЕРАМИКА.

Керамика утилитарна, она была придумана, чтобы сделать нашу жизнь удобнее. Ее свойства неисчислимы и парадоксальны: она может быть крепкой, как камень, и хрупкой, как стекло; шершавой, как наждачка, и гладкой, как зеркало; она выдерживает и жар и холод; ей можно придать любую форму; ее можно окрасить в любой цвет. Керамика может быть недорогой, доступной каждому (глиняную свистульку мог позволить себе даже бедняк), и драгоценной, роскошной (посуда и скульптура из фарфора были украшением на пирах королей).

Керамика — это искусство. Созданный художником предмет из глины «вибрирует» между утилитарной вещью и художественным произведением. Автор, работая над арт-объектами, играет прозрачностью границы между их прикладным и декоративным свойствами, придавая своим композициям интуитивно узнаваемые формы предметов быта. Эта граница едва уловима, но определенна. Висящая на стене декоративная тарелка — уже не просто посуда, а изящное панно, причудливая картина, эстетический объект; несмотря на то, что тяжесть глины придает ей материальность, напоминая о первичном назначении. Особым качеством такой вещи-образа является ее способность минимизировать дистанцию между нею и человеком. Она тактильна и соразмерна ему. Наша генетическая память восстанавливает вес поднятой в руке чашки (даже если она представляет собой затейливый арт-объект) и тем самым «впускает» ее в наше личное пространство.

Как бы ни видоизменялись под влиянием перемен во взглядах своих авторов созданные в керамике формы и образы, как бы ни отклонялись они в сторону декоративизма, керамические работы всегда остаются ориентированными на человека. Именно поэтому так легко «селится» это искусство не только в музеях, но и в наших домах; а благодаря пластичности материала, рождающего бесчисленные образы, оно позволяет каждому найти именно СВОЮ керамику.

Зал 3. Эволюция вазы

Ваза для цветов или цветы для вазы? Самый распространенный керамический предмет в наших домашних интерьерах — это ваза. Она выполняет важную задачу: мы ставим в нее цветы и таким образом украшаем свой дом. Но единственная ли это функция? Нужны ли нам вазы, в которые невозможно поставить букет? Наш ответ — конечно, да!

На заре человеческой культуры разделения на утилитарную и декоративную керамику не существовало. Каждый предмет должен был нести полезную функцию. Конечно, будучи одновременно и сакральным, и утилитарным, он имел и эстетическую ценность. Ваза — это произведение искусства, гармонично сочетающее в себе форму, цвет и фактуру материала, из которого она создана. Традиционно для вазы необходим соответствующий антураж, подчеркивающий ее эстетический статус. Но иногда ее вид может отличаться от традиционного настолько, что сосуд уже становится абстрактной скульптурой, самостоятельным арт-объектом.

Эта эволюция образа вазы в 1960–1970-х годах породила яростные споры между критиками и художниками. В основу их горячей полемики ставился вопрос о том, что же должно быть приоритетом для вазы — польза/предметность или красота/абстрактность? Эти споры не утихают до сих пор. И каждый ищет для себя ответ самостоятельно. Неожиданные формы, пропорции и композиции сразу бросаются в глаза при взгляде на современную авторскую керамику. Общая ее черта — особая одухотворенность, способность интеллектуально. взаимодействовать в паре с человеком, ее создающим. Такой тесный контакт порой подтверждается отпечатками пальцев художника-керамиста. При этом предмет может рассказать о процессе его изготовления. Общая конструктивность, простота, сделанность, ясность силуэта и объема, сведение до минимума деталей и членений, логика основной идеи, продуманность пространственных связей — все эти качества делают облик современной керамики удивительно цельным. На первое место выходит красота, а не польза.

Теперь ваза — уже не простой бытовой предмет, а самостоятельная художественная форма, самодостаточная, живая. Она способна формировать пространство, доминировать в нем, неся в себе закодированные мысли автора. И при всем том воспринимается она по-прежнему как сосуд. Все в ней имеет неявный смысл и значение: она может распадаться на отдельные части, совсем не иметь внутреннего объема, быть продырявленной по всей поверхности или составлять единое целое с керамическим же цветком. Любой такой сосуд, керамический предмет малых размеров — это почти архитектура малых форм. Он выполняет важную акцентную роль — находится ли он на столе, полке, на полу, в саду или в витрине. Такая керамика становится частью дома, наполняя его новыми смыслами и формами. Кстати, современные авторы керамических произведений оставляют за их владельцами право самостоятельно решать вопрос о пользе или красоте., право становиться таким образом соавтором их художественного высказывания.

Зал 4. Большие темы

Некоторые люди относятся к занятиям керамикой как к рукоделию, хобби или арт-терапии: можно сходить в выходные на занятия, слепить кружку на гончарном круге и подарить ее друзьям. Или продать на хендмейд-маркете. Мы хотим поговорить об искусстве. Керамика в этом плане серьезно заявила о себе еще во времена Возрождения — достаточно вспомнить Бернара Палисси (1510–1589), французского художника. С XVI века в разных странах появлялись керамические произведения бесспорно высочайшего художественного уровня, зачастую совсем не утилитарного свойства.

В Советском Союзе в начале бурных 60-х годов XX века на обновленные культурные запросы общества охотно ответила керамика. Она вновь раскрыла свою удивительную способность к разговору на разных языках, к умению сочетать несочетаемое, быть многосложной и в то же время доступной. Этим керамика привлекла многих самобытных художников, резко расширивших ее жанровые и тематические границы. Возможный уход от жесткой идеологии, иносказательность и образность, красота и волшебство материала, его доступность и широкое применение в отделке как интерьеров зданий, так и внешнего облика городских улиц, площадей, парков — все это вывело художественную керамику на аванпост советского искусства и обеспечило ей необыкновенную популярность у зрителя. Керамика заняла достойное место в ряду других видов изобразительного искусства.

Наличие темы, необходимость реагировать на происходящее, изобразительность и возможность «высказаться» на собственном языке — все это характерные черты российской керамики 1970–1980-х годов. Художники-керамисты откликаются на вечные темы. Подобно живописцам или скульпторам, говорящим о войне или о материнстве, они пытаются с помощью глины передать драматизм потерь или счастье взаимной любви. Своими произведениями они обращаются и к религиозным темам. Все так же, только из глины. И сегодня керамисты фиксируют нерв современной жизни, сохраняя самобытность своего искусства: обнимающая спящего ребенка счастливая мать Валентины Кузнецовой, уставшие спасающие иконы солдаты Маргариты Юрковой, лиричные гастарбайтеры Елены Скворцовой — все эти работы заставляют внимательного зрителя задуматься, волнуя и беспокоя его ничуть не меньше, чем произведения живописи, скульптуры, театра или литературы.

Зал 5. Большие имена

Зачастую для посетителей музеев декоративно-прикладного искусства становится настоящим сюрпризом тот факт, что в XX веке многие известные художники брали в руки глину. Пабло Пикассо, Фернан Леже, Хуан Миро, Лучо Фонтана, Михаил Врубель, Александр Головин, Сергей Малютин нашли в керамике новые возможности, расширяя свои творческие границы. Керамика захватила Пикассо во второй половине 1940-х годов, когда ему уже было за 60 лет. Глина стала для него новой игрой и новой профессией, философией, неиссякаемым источником радости, подтверждая слова о том, что для творческой личности нет понятия «поздно». Знаменитый французский художник, скульптор и график Фернан Леже говорил: «Надо, чтобы цвет вторгался в жизнь людей. Цвет приносит радость». В 1950-е годы Леже решил создавать керамические скульптуры большого формата, мечтая о том, что искусство «захватит» общественные места. Детские сады, библиотеки и парки необходимо, по мнению художника, «наполнить искусством».

Эмоциональная и чувственная керамика выдающегося русского художника Михаила Врубеля открыла новую страницу в истории искусства. Уникальный живописец, он не мог не заметить потрясающую способность керамики передавать цвет и эмоциональное состояние. В Абрамцевских мастерских Врубель искал новые формы воплощения в майолике своих творческих идей, что было абсолютно логично для времени модерна, времени поиска искусства в ремесле. Сюжеты для произведений были взяты Михаилом Александровичем из народного эпоса, литературы и театра; также можно встретить и мифические образы. Самой известной его монументальной работой в области декоративно-прикладного искусства является майоликовое панно «Принцесса Грёза», украшающее гостиницу «Метрополь».

Конечно, имена некоторых художников второй половины XX века тоже останутся в истории керамики. В этом зале, представляя работы Александра Задорина и Николая Туркина, мы отдаем дань глубокого уважения и искренней любви двум мастерам, масштабным художникам многогранного таланта, бывшим высококлассными профессионалами как в техниках декоративно-прикладного искусства — лепке и нанесении глазури, — так и в живописи маслом и графике.

Зал 6. Группа «Одна композиция»

История современной отечественной керамики не может быть полной без рассказа о группе ленинградских художников «Одна композиция». В середине 1970-х годов они создали феномен, ныне называемый «авторской» или «станковой» керамикой. Что же это такое? Художники-керамисты обучались в художественных вузах наравне со скульпторами, живописцами и графиками. Однако в советское время применение своим полученным навыкам они могли найти только на производствах. По всему СССР работали фаянсовые и фарфоровые фабрики, где мастера-керамисты создавали модели для тиражирования. Такая работа, безусловно творческая, была жестко регламентирована требованиями художественных советов и нормами производства.

Постепенно художественная самоценность керамики стала все чаще обсуждаться среди профессионалов. Но окончательно это движение выкристаллизовалось в среде художников ленинградских экспериментальных мастерских Комбината декоративно-прикладных искусств, где в 1970-е годы работала группа молодых мастеров. Это были выпускники Владимира Васильковского, преподавателя кафедры керамики Ленинградского высшего художественно-промышленного училища имени В. И. Мухиной: Владимир Гориславцев, Анатолий Громов, Нина и Александр Гущины, Александр Задорин, Михаил Копылков, Геннадий Корнилов, Ольга Некрасова-Каратеева, Наталья Ротанова, Наталья Савинова, Лев Солодков, Владимир Цивин, Василий Цыганков. В их уникальных авторских произведениях из глины главным был художественный образ, а не прикладная функция предмета. Часто представляя Советский Союз на международных смотрах, они собрали значительное количество интересных работ; но шансов показать их дома почти не было.

Получив в 1977 году возможность сделать в стенах Ленинградского отделения СХ СССР первую (закрытую) выставку «без цензуры», они совершили настоящий переворот в искусстве керамики. Количество участников не ограничивалось, но из-за небольшой площади зала каждый мог показать лишь одну композицию. Отсюда и название группы — «Одна композиция». Были определены только два критерия отбора: работа должна быть не утилитарной; при ее создании не должны использоваться технологии холодной обработки. Жюри сразу же исключило все произведения, коммерчески ориентированные на тираж. На выставке предстали оригинальные работы, часто парадоксальные по замыслу и неожиданные по форме; сложные технологически. Несмотря на отсутствие рекламы, первая выставка собрала огромную аудиторию. Эксперимент оказался удачным! Затем с 1977 по 1986 год выставки группы «Одна композиция» проходили в стенах Ленинградского отделения Союза художников СССР. В рамках очередной экспозиции проводились обсуждения работ искусствоведами, критиками и художниками из Москвы, Риги, Киева, Таллина.

В 1986 году группа распалась, но ее влияние на развитие искусства керамики в нашей стране и сейчас остается очень значительным. Художники группы «Одна композиция» внесли огромный вклад в утверждение права керамики выйти за пределы прикладного творчества и представлять собой самостоятельное направление в актуальном художественном процессе.

Зал 7. Актуальная керамика

Современное искусство в поиске новых языков стремительно отказывается от традиционных практик или радикально переосмысляет их. Уже не в чести классическая композиционная статика живописной картины; скульптура в тугом замесе форм и материалов тяготеет к арт-объекту; графика все чаще заменяется цифровым дизайном. Сегодня зрителю нужна «концепция», «динамика» и «эмоция». Способна ли на этом этапе истории искусства найти себя керамика с ее гончарным кругом, глиняными свистульками и фарфоровыми сервизами?

Беспокойство напрасно. Раздвинув в 1970-е годы границы традиционного декоративно-прикладного искусства, керамика уже в ХХ веке завоевала себе право войти в шорт-лист свободных искусств. А сегодня, в XXI веке, новое поколение керамистов органично работает в формах искусства актуального, таких как инсталляция, арт-объект и даже перформанс. Универсальная пластичность глины позволяет реализовать любой замысел. Ей подвластны практически любые стили, техники и задачи, в поле которых работают актуальные художники: от гиперреализма до абстракции, от эфемерности линии до материальности вещи, от рафинированного эстетизма до сугубого утилитаризма. Она может заставить нас абстрагироваться от повседневности — залюбоваться формой, задуматься над смыслом, узнать что-то о мире и о себе.

Часто в произведениях современной керамики находят отражение размышления авторов на остроактуальные темы: проблемы экологии, неравенство людей, глобализация и мультикультурализм. Нередко художники-керамисты обращаются к вечным темам: любовь, скоротечность времени, жизнь и смерть. Глубина смыслов в произведениях из глины определяется лишь мастерством и изобретательностью их создателей. Привлекательность керамики так велика, что многим художникам-«некерамистам» приходит мысль использовать ее в арсенале своих средств, учитывая размытые границы жанров в современном искусстве. Но это не так просто. Слишком сильна в генетике этого материала память о ремесленной природе его корней. Природа эта не терпит незнания технологии, неумелости рук или воспетого сегодня дилетантизма. Поэтому, как ни стирай границы жанров, путь к овладению этим видом искусства лежит через постижение ремесла, а художники-керамисты всегда остаются особой «кастой» в среде своих коллег по изобразительному творчеству.

Зал 8. Пласты

Всем известно волнение живописца, начинающего новую работу. Чистый холст зовет и манит. Чистый холст — это граница между сделанным и несделанным, он пугает и притягивает одновременно. Магнетизм чистого холста знаком и керамисту, только вместо холста у него раскатанная глина — пласт, как называют его профессионалы.

Фактуры, текстуры, роспись и живопись, рельеф и процарапка — вот язык керамического холста — пласта. Кисти, стеки, руки мастера — вот инструменты художника-керамиста для работы с глиняной «бумагой». С помощью пятен и линий, абстракций и вполне ясных художественных мотивов в повествовательной или ассоциативной ритмике художник воплощает свои впечатления и воспоминания, но всегда это — эмоции, которые он «выкладывает» на глиняный пласт, где они в результате обжига из пластичных становятся твердыми. Температура, огонь, обжиг — вот ключевые отличия керамической живописи от живописи на холсте или бумаге. Возможность соединения рельефа и цвета делает керамические пласты уникальным жанром в искусстве. Поверхности керамического пласта сложны и многодельны, за что и любят керамисты этот жанр. Кто-то рисует на них палочкой, кто-то — кисточкой и стеком, кто-то сворачивает края и выгибает пласт, задавая ему нужную пластику. Керамика может жить вечно, но при этом она очень хрупка, отчего и отношение к ней у художника особенное — трепетное, уважительное.

В представлении многих людей керамика — это объем, трехмерность. Однако существуют художники, любящие «разговаривать» с плоскостью, с поверхностью, и рано или поздно они берутся за пласт, так как потребность рисовать и изображать у них — со студенческой скамьи. Результаты такого «рисования» могут жить на стене, как картина. Они абсолютно лишены «полезности», у них нет функции, кроме одной — украшать пространство. Занимая место холста на стене, керамическая пластина говорит на разных языках — скульптуры, графики, живописи, — образуя свой уникальный язык материала волшебного, прошедшего через огонь. Это может быть серия, объединенная одной композицией, а может быть одиночное самодостаточное произведение. Таким образом, пласты — это отдельный жанр в искусстве керамики, а не плитка и не изразец, не предназначенные существовать самостоятельно. Особенно любят работать с керамической поверхностью российские художники, еще со студенчества приученные рисовать часто и много и испытывающие потребность делать это постоянно, всю жизнь.

Зал 9. Дровяные обжиги

Меняются стили керамики, методы работы, почти исчезает из процесса гончарный круг, но остаются незыблемыми некоторые каноны в работе с глиной. Это пустотелость керамики, когда-то продиктованная гончарным кругом и сохранившаяся как творческий принцип формообразования, и обжиг. Управляя огнем, керамист может добиться желаемой деформации сосуда, возникновения фактур, потеков глазурей, тончайших градаций цвета черепка, матовости или блеска. Контакт мастера с огнем превращается в уникальный творческий акт, почти союз, где нет соперников, а есть лишь партнеры. Шаманско-языческое действо обжига магически влияет на художника, начинающего понимать законы взаимодействия стихий и, постигая их, укрощать и подчинять эти стихии. Философское переосмысление первооснов искусства керамики привело к тому, что в последние десятилетия художники все чаще стали возвращаться к изучению древних, доиндустриальных архаичных технологий.

Секреты национального мастерства привнесли новое прочтение древнего ремесла, обогатили технологию, повлияли на эстетику и дизайн современной керамики. По всему миру проводятся семинары и симпозиумы по древним технологиям и обжигу в печах архаичных конструкций без помощи газа и электричества. Как правило, такие события привлекают керамистов разных стран для обмена опытом, для коллективных экспериментов на открытых площадках. Чаще всего это происходит где-то за городом, где некоторое время художники живут, работают друг у друга на виду, общаются между собой. Здесь они сушат работы на открытом ветру, строят печи, в которых и обжигают свои изделия. Полученный таким образом опыт помогает лучше понять суть искусства керамики, уловить связь эпох и культур.

Аскетичная строгая керамика, сделанная «по рецептам» далеких предков, избавляется от всего лишнего, наносного, слишком декоративного, превращаясь в новый объект. Активные обмены и контакты между художниками разных школ и направлений приводят к общему мировоззрению в современной керамике. Уникальность и индивидуальность творческого почерка каждого керамиста становятся единственной нормой и основным принципом работы. Именно поэтому они предпочитают работу с живым огнем, изучая «примитивные» обжиги, оставшиеся в наследство от древних или этнических ремесленников: полевые обжиги, ямы-курганы, обжиги в кострах, «раку», обвар, зольные обжиги в огромных и малых печах. Разнообразные способы дровяного обжига сегодня набирают необыкновенную популярность среди профессионалов и любителей керамики. Художник хочет работать с огнем, находить с ним общий язык, переживать здесь и сейчас таинство и магию процесса.

Две самые популярные печи дровяного обжига — ноборигама и анагама — японского происхождения, но сегодня они есть во многих странах Европы и Америки. С древности качество керамики измерялось уровнем температуры, при которой она обжигалась. В Японии, к примеру, не считаются керамикой изделия, температура обжига которых ниже 1300 градусов Цельсия. Под действием магии «высокого огня» в наши дни оказались керамисты многих стран мира. Художники-керамисты, будучи тесно связанными с технологическими знаниями и секретами, находятся в постоянном поиске новых решений и технических приемов. Как можно расширить границы своих, уже многократно проверенных и опробованных знаний? Ответ простой — поехать на керамический симпозиум. Пообщаться с коллегами, поработать вместе, потопить печи, пережить все приключения, с этим связанные, а потом вместе открыть печь после многодневного обжига. Керамические симпозиумы проводятся практически во всех странах мира, но особенно много их в Китае и Японии. Работа с живым огнем, с архаическими типами печей является сегодня главнейшим трендом современной керамики.

Зал 10. Мастерская

Мастерская — особое место для художника, в том числе и для художника-керамиста. Здесь, аккуратно разложенные по своим местам или находящиеся в полном беспорядке, лежат инструменты и стоят нужные для работы станки и приспособления. Здесь хранятся эскизы и необходимые для работы книги и альбомы. Здесь рождается искусство — в муках или в радости, — здесь проводит художник бóльшую часть своей жизни. Мастерская — это рабочее место художника, только здесь нет начальников и подчиненных.

Каждый художник по-своему хранит дорогие его сердцу сокровища, собранные отовсюду «трофеи» и находки, которые занимают свое место на полках, хранятся в шкафу или висят на стенах его мастерской. «Объектами поэтического вдохновения» называл свои находки и «подсказки» архитектор Ле Корбюзье. Всевозможный ботанический материал — сухоцветы и завядшие букеты, несущие в себе энергетику важных моментов в жизни, — минералы и аммониты, найденные в путешествиях, черепа мелких животных и косточки от фруктов, состарившиеся деревяшки, камни из всевозможных морей — все эти предметы в мастерской художника не случайны. Они служат натурой во время лепки и рисования, они вдохновляют и подсказывают, учат следовать природе и постигать жизнь во всех ее проявлениях.

А как познают мир художники? Работая и затем отдавая зрителю свою версию увиденного. Все эти сокровища — золотой фонд и душа художественного процесса. Нельзя нарушить и разрушить особый микроклимат мастерских. Нельзя наводить там порядок по образу и подобию обыкновенного жилища. Атмосфера студий, со всей ее натруженностью и нажитым миром, является «питательным раствором» непрекращающегося вдохновения, стимулом для творческой работы. Часто в мастерскую не пускают посторонних, оберегая ее воздух от равнодушных глаз. А кого пускают? Коллег, учеников, критиков, искусствоведов и заказчиков. Тут есть на что посмотреть. Тут есть о чем задуматься. Почему художники — другие? Что делает их особенно чувствительными к миру, наделяет «третьим глазом» и способностью видеть вглубь? Именно атмосфера рабочих студий.

Особая статья — эскизы. Водя карандашом по бумаге, художник думает и ищет. Не все эскизы воплощаются, но все они красноречиво говорят о поиске. Есть авторы, у которых эскизы красивее и интереснее произведений; есть и такие, кто рисует на стене или на салфетках, если мысль «пошла». Слова А. С. Пушкина о рождении поэтической строки: «Минута — и стихи свободно потекут» — можно отнести и к творчеству художника, создающего один за другим множество эскизов. Керамисты ничем не отличаются от собратьев по цеху. Рисуя вазы, объекты и скульптуры, они уже мыслят глиной и огнем, прикидывают, как и чем покрасить, при какой температуре обжигать. Технология постоянно присутствует в идее, так как является способом ее воплощения. Рассматривая эскизы керамиста, можно представить себе, как бывает мал процент соответствия между результатом, выходящим из печки, и ранее нарисованным наброском.

Инструменты — важнейшая часть мастерской и гордость и предмет обсуждения. Многие авторы делают инструменты сами, многие адаптируют обычные, бытовые (например, кухонные) приспособления для работы с керамикой. Далеко не все покупается в специализированных магазинах. Недаром рассматривание и фотографирование инструментов является любимым занятием художников, когда они собираются вместе. Наблюдая, как керамист хранит свои инструменты — в каком порядке/беспорядке содержит, — можно многое сказать о его творческом методе и темпераменте. Гончарный круг есть совсем не у всех художников, занимающихся керамикой. Многие работают только «руками», не прибегая к помощи круга. Это очень индивидуально. Большие, видавшие виды столы, полки для просушки работ, раскатчики для глины, стеллажи с глазурями — все это обязательно будет в керамической мастерской. Будет там и печь — электрическая или газовая, большая и маленькая, — без которой керамика не пройдет назначенный ей путь. Печь у керамистов часто женского рода, и это заставляет задуматься о древних связях процесса обжига с деторождением. Ожидание результатов обжига всегда волнующее и томительное одновременно. Отдавая свое произведение печке, автор не может больше вмешиваться в процесс, даже если он самостоятельно выставляет программы и график обжига. Дверца закрылась, и осталось только ждать… Мастерская является необходимостью, «визитной карточкой», «норой» и «кельей», своеобразной кузницей процесса и вместе с тем раковиной нежного и ранимого существа, имя которому — художник.

Кураторы выставки: Татьяна Пунанс, Юлия Киселева, Виктория Петухова
Дизайнер выставки: Манон Томас Павловски (Швейцария)
Поддержка проекта: Швейцарский совет по культуре Про Гельвеция

Музеи-участники выставки:
Музей-заповедник «Царицыно»
Государственный Русский музей
Санкт-Петербургский государственный музей театрального и музыкального искусства
Елагиноостровский дворец-музей русского декоративно-прикладного искусства и интерьера
Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства
Музей-заповедник «Абрамцево»
Новосибирский художественный музей
Ульяновский областной художественный музей
Центр керамического искусства «Сады Аурики» (г. Гаврилов Ям)

А также частные собрания — в том числе Алексея Кузнецова, Екатерины Омининой, Петра Гордеева и авторские коллекции самих художников.

Список художников:

1. Алёна Залуцкая
2. Галина Антипова
3. Наталья Миодушевская
4. Ешмурат Сапаев
5. Василий Зоткин
6. Петро Баранюк
7. Усман Мелиев
8. Ибодулла Нарзуллаев
9. Ойтханым Каримова
10. Владимир Яснецов
11. Валентин Шевелёв
12. Павлина Цвилык
13. Нелли Насонова
14. Зинаида Баженова
15. Ольга Богданова
16. Алексей Блохин
17. Эллионор Пийпуу
18. Сергей Воробьев
19. Ярослава Мотыка
20. Елена Хлендовска
21. Татьяна Бригадирова
22. Александр Гущин
23. Альгимантас Казио Бутвила
24. Виктор Николаев
25. Владимир Петров
26. Лео Рохлин
27. Татьяна Зубова
28. Милада Кравченко
29. Владимир Городецкий
30. Хадижат Абакарова
31. Моисей Рабинович
32. Ютта Матвей
33. Елена Гуревич
34. Наталия Полторацкая
35. Михаил Копылков
36. Кирилл Копылков
37. Наталия Савинова
38. Татьяна Пунанс
39. Василий Цыганков
40. Наталья Кострова
41. Людмила Крутикова
42. Марина Степанова-Ланская
43. Татьяна Дидковская
44. Маргарита Юркова
45. Александр Задорин
46. Елена Скворцова
47. Валентина Кузнецова
48. Ольга Скубченко
49. Юрий Малыгин
50. Екатерина Сухарева
51. Василий Шлычков
52. Фернан Леже
53. Михаил Врубель
54. Константин Сомов
55. Александр Головин
56. Пабло Пикассо
57. Николай Туркин
58. Владимир Гориславцев
59. Наталия Ротанова
60. Владимир Цивин
61. Владимир Васильковский
62. Анатолий Громов
63. Виктор Решетников
64. Наталия Хлебцевич
65. Игорь Васильев
66. Михаил Соболев
67. Анастасия Чарина
68. Дарья Неретина
69. Людмила Крутикова
70. Олег и Ольга Татаринцевы
71. Анна Бесполденова
72. Дина Глаголева
73. Елена Малявина
74. Марина Акилова
75. Дарья Орочко
76. Полина Метелькова
77. Валерий Кузнецов
78. Борис Капп (Франция)
79. Дмитрий Ильинский
80. Дайнис Лесиньш (Латвия)
81. Ярослава Данилюк
82. Ян Каваджири (Япония)
83. Юргита Ясинскайте (Литва)
84. Вирджиния Про (Франция)
85. Тетсуя Танака (Япония)
86. Екатерина Базлова
87. Маша Винцкевич
88. Дарья Гостинская