Loading...
Учреждение, подведомственное Департаменту культуры города Москвы.

Коллекция стеклянных негативов из фондов ГМЗ «Царицыно»

В 2010 году фонды музея «Царицыно» пополнила коллекция стеклянных негативов В. В. Казанцева, создателя и директора  первого Царицынского  историко-художественного  музея.

Это приобретение оказалось для музея очень важным. Семья Казанцевых жила в Царицыне с 1830-х до конца 1970-х годов. Таким образом, почти полтора века история семьи была неразрывно связана с историей усадьбы. Сравнительно небольшая по размерам (171 предмет), коллекция представляет большой интерес как исторический источник. Разглядывая снимки, мы на примере конкретной семьи видим «ожившую» реальность ушедшей эпохи: людей, одетых по моде того времени, их занятия и увлечения, детали и предметы быта. В коллекции много изображений архитектурных памятников Царицынского ансамбля, видов парка и прудов, — и это очень ценно, т.к. позволяет дополнить «историю жизни» усадьбы.

О коллекции

Более полувека (с 1840-х до начала ХХ века) стеклянные пластинки, покрытые светочувствительным слоем,  были основным негативным материалом, на который велась съёмка. Фотографии печатали на фотобумаге, либо делали диапозитивы. Стеклянные пластины имеют ряд достоинств: они долговечны, обладают химической инертностью и, по сравнению с фотоплёнкой, сохраняются лучше: стекло не коробится даже спустя много лет. Однако есть у них и «слабое место» – фотоэмульсионный слой непрочен, со временем отслаивается и осыпается. К тому же стёкла хрупки и имеют значительный вес. Так что после появления роликовой фотоплёнки из целлулоида (с середины 1920-х годов; в России – позже) негативы на стекле постепенно начали выходить из употребления. В связи с большой сложностью хранения до наших дней их дошло немного. Всё это делает коллекцию Казанцева вдвойне ценной.

Говоря о сохранности коллекции, отметим, что часть стёкол имеет дефекты, в том числе значительные. Они требуют работы специалистов-реставраторов. Но большое число пластин в хорошем состоянии, отпечатки с них представлены в экспозициях и изданиях музея.

В данном проекте представлены снимки с негативов из фондов ГМЗ «Царицыно».  Помимо них, выставка дополнена  небольшим числом фотографий из  семейного архива потомков семьи Казанцевых. Они имеют соответствующие подписи. Остальные изображения происходят из коллекции музея.

1. Семья

Семья Казанцевых жила в Царицыне издавна. Почти 70 лет они служили в царицынском храме. Отец Георгий был настоятелем с 1836 по 1864 годы. После его смерти, по обычаю, принятому в  XIX веке среди православного духовенства, приход унаследовал  сын Владимир. Помимо церковного служения, он был законоучителем и просветителем —  25 лет преподавал в Царицынском земском училище, проводил народные чтения для крестьян на нравственно-религиозные темы из Библии или русской истории. В 1901 году он передал приход старшему сыну Михаилу. Однако тот прожил недолго: скончался в возрасте 34 лет от болезни сердца.

Как писал мемуарист Царицына А.Л. Гришунин, «Казанцевы в наше время были главным царицынским семейством. Их знает там каждый». И это не было преувеличением.

У  Владимира Егоровича и его жены было шестеро детей. Семья была дружной, и даже когда дети выросли и обзавелись собственными семьями, по воскресеньям и праздникам часто приезжали в родительский дом. В доме было много книг. В основном, русская классика и солидные фолианты по богословию; учебники по курсам духовной академии. В гостиной — рояль Becher (Казанцевы любили музицировать), на стенах  — картины и гравюры.

Летом семья собиралась за большим столом во дворе: обедали, пили чай, играли в карты или лото.

Важным местом в доме было крыльцо. На его ступеньках играли в карты, болтали, пели, читали, позировали. Крыльцо вело на большую открытую веранду. По моде того времени  в летнее время на веранде обязательно вешали белые полотняные занавески.

2. В трудах и на отдыхе

Одним из любимых занятий семьи были прогулки в Царицынском парке.  Он был для них «своим», родным, знакомым  до последнего уголка и самой дальней аллеи. По праздникам большой компанией уходили к Верхнему Царицынскому пруду или Нерастанкино, устраивали пикники и катания на лодках.

Одной из главных достопримечательностей Царицына были пруды. Они не только украшали местность, но и доставляли дачникам и местным жителям приятные летние развлечения – лодочные прогулки, купания, рыбалку. У Казанцевых была собственная лодка, причем грести умели не только мужчины, но и дамы. Другим любимым занятием была рыбалка, тем более что Царицынские пруды со времен Бориса Годунова славились своими рыбными запасами.

3. Пикники

«Господа, что же это такое: никто ничего не пьёт!.. Какой же это пикник?». Михаил Арцыбашев. 1913

Пикники были неотъемлемой частью летнего отдыха в дачном Царицыне. Чаще всего гуляющие устраивались на траве на берегу прудов. Привлекательным  местом для пикников были живописные склоны за «Золотым снопом». Неподалёку находился источник, из которого брали воду для самовара.

Казанцевы также охотно следовали этой моде. Плетёные корзинки с провизией, ведёрный самовар, иногда – белые скатерти и салфетки. Выходы на пикники стали важной семейной традицией и дожили до второй половины ХХ века.

4. Василий Казанцев

Особая роль в истории Царицына выпала Василию Казанцеву (1872-1943), младшему сыну Владимира Егоровича. По семейной традиции он тоже должен был стать служителем церкви. После  окончания семинарии Василия зачислили в Московскую Духовную академию. Но на третьем курсе он, нарушив волю отца, ушёл из академии и поступил в Московский университет, решив стать учителем.  Жил в Ростове Великом, преподавал русский язык в  мужской гимназии, получил должность инспектора (завуча) гимназии.

В 43 года  женился. История его женитьбы выглядит романтично. Он познакомился со своей невестой в Ватикане. Оба прибыли туда «для повышения квалификации» — с ознакомительными поездками по Европе учителя направлялись за счет своих учебных заведений. Варвара Полянская  была дочерью псаломщика сельской церкви из Рязанской губернии. Окончила Бестужевские курсы в Петербурге, преподавала историю в женской гимназии в Симферополе. Она была моложе мужа на 15 лет, но брак оказался прочным и очень счастливым.

В июле 1915 года Василий и Варвара обвенчались и уехали в Ростов Великий. В 1916  родился сын Юрий, через два года – Анатолий.

 

После Октябрьской революции Василия Казанцева отстранили от преподавания, и он вместе с семьей вернулся в родной дом в Царицыно, где оставалась его сестра Елизавета. Найти работу было очень трудно: он был бухгалтером, преподавал в местных школах. Варвара Ивановна учительствовала, работала воспитателем в доме сирот, библиотекарем.

5. Царицынский музей

В 1926 году было принято решение открыть в Царицыне историко-художественный музей. Организатором, создателем и «душой» музея стал Василий Казанцев, назначенный на должность заведующего. Он горячо принялся за дело: изучал чертежи Баженова и Казакова, формировал фонды, занимался ремонтом здания и парковых павильонов. Благодаря его титанической (без преувеличения!) деятельности, музей открылся уже в июле 1927 года, и число экспонатов составляло более трехсот – всё это были подлинные вещи XVIII-XIX веков.

Музей стал местной достопримечательностью: за лето 1928 года его посетили более 15 тысяч человек; в последующие годы – почти 23 тысячи. Но судьба музея оказалась драматической. В обстановке советской пропаганды и отрицания исторического краеведения музей перепрофилировали. Новое название отражало его новую суть – «Ленинский музей садово-огородного района». Ценная коллекция была расформирована, место подлинных экспонатов занимали графики и диаграммы, отражающие успехи сельского хозяйства в районе. В.В. Казанцева обвинили в «приверженности к старой буржуазной исторической школе и непригодности к работе в новых условиях» и сняли с должности. В июне 1937 года музей был закрыт, здание передали под поселковый клуб.

Так Василию Казанцеву пришлось пережить гибель всех своих трудов.